РБ, г. Уфа, ул. Зайнаб Биишевой, 17/2 +7(347) 289-62-00 - приемная contact@bashmusic.net

Этнокультурная принадлежность:

Татары

Категория объекта:

Обряды

Анкета утверждена

24.03.2021

Номер объекта:

07-005

Ключевые слова:

Традиционная свадьба татар Башкортостана представляет собой динамично развивающуюся систему, в которой этнические традиции приспосабливаются к меняющимся социально-экономическим условиям, сосуществуя с советскими и иноэтническими обычаями. Уникальность свадебных обрядов татар Башкортостана заключается в формировании общего пласта культуры с башкирами (многие ритуалы; институт борондок әти и борондок әни, аналога посаженных родителей; свадебные блюда) и русскими (преподнесение невесте каравая хлеба, посыпание монетами, русские песни и мелодии).

Описание

Материалы по свадебному обряду татар Башкортостана содержатся в обобщающих историко-этнографических работах (Р.И. Якупов), а также посвященных непосредственно свадебному обряду (Э.В. Камалеев), одежде (З.Р. Кутушева), и фольклорным жанрам (И.К. Фазлутдинов). Неопубликованные сведения о свадьбе татар Башкортостана имеются в студенческих работах БашГУ (включая Стерлитамакский филиал), БГПУ им. М.Акмуллы, а также в Архиве Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан (экспедиция 1980 г. Ф.Л. Шарифуллиной и Р.К. Уразмановой в северо-восточных и восточных районах РБ).

В.М. Черемшанский в работе 1859 г. дал наиболее ранние сведения о свадебных обычаях татар Оренбургской губернии, куда в прошлом входила Уфимская губерния. В частности, он изучил обычай калыма: «Задумал кто жениться – скопляет сначала денег на калым, потом засватывает по своему состоянию невесту и, получив согласие, выплачивает отцу невесты условленный калым, простирающийся от 20 до 200 и 300 р. сер., женится, т.е. после обряда, совершенному по их закону муллой, увозит невесту в собственный дом на жительство. Калым уплачивается иногда весь, иногда по частям, для чего делается муллой запись о количестве уплаты и в случае неустойки, отец имеет право взять дочь свою обратно».

Помимо письменных сведений исследователей, информация о свадебных обычаях содержится в музейных артефактах. По коллекциям Музея археологии и этнографии ИЭИ УФИЦ РАН (далее – МАЭ) можно описать свадебные одежды, подарки и приданое невесты в конце XIX – первой половине XX в. Это набор тканых полотенец тастымал с закладным узором (МАЭ, ОФ 855/13, 16, 19, Янаульский р-н; 864/3, с. Буздяк), из пестряди (МАЭ, ОФ 855/14, 56, Янаульский р-н), с браным узором (МАЭ, ОФ 855/17, Янаульский р-н; 855/19, Альшеевский р-н; 861/1, Благовещенский р-н). Домашний текстиль представляет также домотканый занавес шаршау (МАЭ, ОФ 833/27, Альшеевский р-н; 892/36, 37, Ермекеевский р-н; 855/20, 21, Янаульский р-н; 861/3, Благовещенский р-н), тканые скатерти (МАЭ, ОФ 861/2, Благовещенский р-н) и вышитый подзор (МАЭ, ОФ 855/24, Альшеевский р-н).

Свадебная одежда в целом не отличалась от праздничных костюмных комплексовПлатья шились из фабричных тканей, отрезные по талии, с широким подолом за счет складок и воланов, с отложным воротником, украшались тамбурной вышивкой на рукавах и подоле, а также атласными лентами (МАЭ, ОФ904, 59, Белокатайский р-н; 905/4, Ермекеевский р-н). Женские штаны изготавливались «с широким шагом» из хлопчатобумажной ткани с набивным узором в клетку (МАЭ, ОФ 905/2). Фартуки делались с оборками, вышивались растительным орнаментом на грудке и на подоле гладью (МАЭ, ОФ 892,5, Белебеевский р-н; 911/2, Мишкинский р-н) или тамбуром (МАЭ, ОФ, 856, 22, Альшеевский р-н). Есть коллекция головных уборов калфак из бархата с вышитым растительным орнаментом бисером, золотыми нитями и жемчугом (МАЭ, ОФ, 863,1, Уфа). Мужские штаны шились из домотканой пестряди красного цвета в мелкую полоску черного, желтого и белого цветов (МАЭ, ОФ 855/15, Янаульский р-н). Подарком жениху со стороны невесты были вязаные на спицах из белой пряжи перчатки, тыльная сторона и кончики пальцев украшались нашитыми цветными кисточками (МАЭ, ОФ 904/62, Белокатайский р-н). Таким образом, при пошиве свадебной одежды татары Башкортостана с конца XIX в. использовали фабричные ткани и домотканину. Изготовление предметов домашнего обихода происходило в основном из домотканой пестряди. На протяжении XX столетия доля таких изделий сокращалась, но вплоть до наших дней сохранялись вышивки на фабричных тканях. Согласно рассказам информаторов, приданое девочке следует собирать по исполнении ей 40 дней. К 12‑14 годам она имеет специальный сундук, в который складывает одежду для себя и подарки для жениха: вышитые рубахи, штаны, шерстяные носки и т.п.

В первые десятилетия советской власти на свадьбу по возможности шили платье из однотонной ткани, на голову надевали фабричный платок. В 1960-х гг., исходя из инструкций государства, в свадебную моду входят белое платье с фатой у невесты и черный костюм у жениха. Современные одежды ориентируются на европейскую моду для проведения регистрации в ЗАГСе и гуляний, и на турецкие модели, надеваемые по случаю религиозного обряда никах.

Свадебные блюда татар Башкортостана исходили из возможностей организаторов торжества. Они включают те же блюда, что и башкиры, хотя имеют некоторые отличия. Обязательными блюдами на свадебном столе татар являются два приготовленных гуся, супы, вареное мясо (говядина, конина, баранина) с картофелем, разнообразные пироги. Гордостью татарской кухни стало блюдо тутырган тавык – курица, фаршированная яйцами. Его традиционно приносят в качестве подарка на свадьбу сваты.

С давних времен на свадьбе отдавалось предпочтение супу с тонко нарезанной лапшой токмач. Вместе с тем на столе могли быть бишмармак, куллама, салма. Появление блюд из вареного теста связано с индоиранскими и среднеазиатскими кочевниками, а также уральскими финно-угорскими этносами. Считается, что бишбармак у татар Башкортостана заимствован от башкир. Нередко на свадьбу готовят пельмени, при этом у татар отдается предпочтение мелко и аккуратно налепленным. Их привозят сваты или готовят основные организаторы торжества. В отличие от башкир, у татар бόльшее внимание уделялось мясу птицы. Как и башкиры, состоятельные татары традиционно готовили домашнюю колбасу казылык и вяленое мясо какланган ит.

Большую группу блюд у татар составляли чəй ашлары (кушанья к чаю). Татары с давних времен славятся мастерством делать выпечку. В том числе пироги с разнообразными начинками, блины, обязательно национальное блюдо чак-чак или баурсак (бавырсак). Чак-чак традиционно готовят на стороне невесты, для этого в доме устраивают помочи с приглашением близких родственниц либо заказывают мастерицам на большом подносе. Очень ярко и празднично представляется момент выноса. Для разрезания чак-чака к подносу подходит старший брат или другой уважаемый человек. Он должен пообещать подарок молодым от себя, например, козу, овцу, бычка и т.д. Кусочки раскладываются на тарелки, а сидящие за столом кладут деньги, кто сколько сможет. Таким образом, чак-чак/бавырсак как продукт кулинарного труда невесты и ее родственниц является не только украшением и лакомым дополнением свадебного стола, но и знаком для родственников одарить новую семью подарками либо деньгами. Чак-чак / бавырсак на одном подносе, испробованный участниками торжества, представителями двух родов, является символом их единения, подобно тому, что башкиры раньше пили кумыс по очереди из одной посуды.

Свадебным блюдом являются блины – коймак. Кияу коймагы – блины, которыми угощали в доме невесты зятя в первые дни после свадьбы. По случаю свадьбы готовили также бəлеш из курицы и картофеля, зур бəлеш и вак-бəлеш из мяса, многослойный пирог гөбəдиə. Нередко подавали пастилу как, сделанную из ягодИз напитков употребляли покупной или из смеси трав чай, кумыс, как башкиры и приволжские татары, айран əйрəн, медовуху бал. Водка и вино появилась со второй половины XIX в.

В тяжелые времена на столе были пирожки, огурцы, суп, салаты, водка. В наши дни употребляются разнообразные спиртные напитки, а в случае проведения «мусульманской» свадьбы – только кумыс. Свадебный стол сочетает национальные и общепринятые блюда и напитки.

Структура и содержание традиционного свадебного обряда, сложившегося к концу XIX в., определялись возможностями и формой проведения свадьбы – «сватовством» или «кражей» («умыканием»), проведением религиозного и/или светского торжества. Общепринятыми и традиционными являются ритуалы «сватовства». Как и у других народов, бракосочетанию предшествовал сговор, в котором со стороны жениха участвовал яучы (сват) и кто-либо из старших родственников. Как и у башкир, по словам информаторов, внешний вид свата отличался от других людей одной выпущенной штаниной. В случае согласия родителей невесты в ходе сговора решались вопросы о размерах калыма и приданого невесты, о времени проведения свадьбы, количестве приглашенных гостей с обеих сторон, свадебных подарках. После заключения договора невесту называли ярашылган кыз – сосватанная девушка.

Через 3–5 недель организовывались основные торжества. Как и у башкир, ритуал бракосочетания и первый свадебный пир происходил в доме невесты. Приехавшие гости для отдыха распределялись по родственникам невесты, затем собирались к указанному времени. Мулла читал соответствующую случаю молитву, затем осведомлялся у родителей о согласии жениха и невесты вступить в брак, читал брачную молитву. С этого момента брак считался заключенным. Один из младших братьев невесты либо другой родственник отправлялся верхом на лошади к жениху в качестве и извещал жениха о радостном событии. В это время невеста провожала подруг и сестер, после чего совершался обряд урын котлау – освящение постели новобрачных. Каждый из гостей со стороны невесты должен был потрогать перину руками, присесть на край постели и оставить несколько монет в специально приготовленном блюдце. После ухода гостей невеста оставалась в доме с одной из пожилых женщин, которая давала наставления, как принять жениха. К вечеру нарядно одетый жених в сопровождении дружек (кияу җегетлəре) на санях отправлялся к дому, где находилась невеста, по пути следования объезжая деревню при исполнении песен и мелодий гармони. Для прибывшего жениха и его друзей проводили ритуалы-розыгрыши, затем угощали и провожали к невесте, предварительно взяв от него выкуп (кияу акчасы).

На следующее утро новобрачных приглашали в баню (туй мунчасы). После молодых в баню приглашали родителей жениха, что считалось очень почетно. Позже навестить молодых приходили товарищи жениха (хəл белергə). Гостей приглашали в дом и угощали. После обеда женщины совершали ритуал арка сөю (досл. ласкание по спине). Невесту усаживали, мать жениха (кодагый), ее сестры (кодагыйлар), старшая сестра жениха (олы кодагый) поочередно подходили и поглаживали по спине, говорили ласковые слова или наставляли, как вести себя с мужем. После этого кодагыйлар (сватьи) дарили невесте подарки или деньги. К вечеру гости разъезжались по домам. Породнившиеся семьи (кодалар) обменивались подарками (платки, отрезы ткани и пр.). Жених оставался с невестой, но по истечении недели возвращался в свой дом до полной выплаты калыма. Молодая жена продолжала жить со своими родными, муж навещал ее ночью. Этот обычай назывался кияүлəп йəрергə (жениховать).

Второй, ответный свадебный пир (калын, калын туй), также как у башкир, проводился на стороне жениха после переезда молодой жены. Снаряжался конный свадебный кортеж, украшенный ткаными изделиями и лентами. В одну из повозок красиво укладывали приданое, рядом садилась молодая, дети и подростки. В другие сани усаживались родители молодой, затем сваты и сватьи. Прибывших гостей встречали родители и родственники молодого мужа. Старшая сестра (олы кодагый) и мать молодого в руках преподносила свежеиспеченный каравай хлеба и чашку меда. Невеста, сходя с повозки, должна наступить правой ногой на подушку, которую клали ей в ноги, опереться на теленка (символ благосостояния), которого подводили к ней. Затем она отламывала руками кусочек каравая и, обмакнув в мед, съедала. Нередко мать мужа угощала невестку ложечкой меда, что является выражением добросердечия и пожелания благополучия.

Затем молодая совершала ритуал освящения жилища, окропив углы и фундамент своего нового дома. Молодую жену отправляли с коромыслом за водой (су юлы) на ближайший родник или реку. Задачей невесты было принести воду, не расплескав по пути. На свадебном пиру молодые не садились за стол, а прислуживали гостям: кияу (муж, зять) – мужчинам, а килен (невестка) – женщинам. После отъезда гостей невестка оставалась в доме мужа. На следующий день она исполняла обязанности по дому наравне с остальными женщинами.

Помимо общераспространенных обычаев, у татар северо-восточных районов Башкортостана под влиянием башкир сформировались местные. К их числу относится институт «борондок эти» и «борондок эни» (борондок әти и борондок әни) – аналог посаженых родителей у славянских и других народов. Обычно во время никаха назначалась семейная пара, живущая много лет вместе в согласии, для решения психологических и иных проблем. Особенно это было важно для невесты, оказавшейся в чужом селении и доме. Борондок әни для невесты становилась ближайшей подругой, защитницей и поддержкой, которая не понаслышке знала обо всех трудностях семейной жизни и ситуациях, возникающих на новом месте. Борондок әни принимала непосредственное участие во всех ритуалах невесты при переезде в дом жениха, по сути, принимая обязанности матери. Теряя свой прежний статус зависимых от родителей людей, новобрачные переходят на новую социальную стадию, создают «новую жизнь», где им и выбирают «новых родителей». Указанный институт существует до сих пор.

Свадебный ритуал в XX в. эволюционировал. 1920-е – 1930-е гг. – это время внедрения новой обрядности взамен традиционной либо встраивания революционных ритуалов в сложившуюся систему. По инструкциям партии и комсомола во всей стране стала проводиться «красная свадьба», у татар кызыл туй (красная свадьба), имевшая целью вычленение религиозно-этнических и нивелирование территориальных обычаев. Кызыл туй проводила молодежь (как правило, комсомольцы), демонстрировавшая свободу в выборе второй половины и способа проведения торжества – с коллегами, друзьями, сверстниками в клубе, на сцене за столом, покрытым красной скатертью, на фоне революционной символики и с песнями нового времени (Интернационал). Молодоженов поздравляли, преподносили подарки (брошюры вождей), в их честь организовывали концерт художественной самодеятельности либо ставили спектакль, устраивали скромные безалкогольные угощения. Если у русских Башкортостана, особенно в городах и на заводах, красная свадьба проводилась успешно, то у татар и башкир кызыл туй лишь дополнял традиционную религиозную часть свадебного обряда – никах туй.

По исследованиям Э.В. Камалеева, институт сватовства у татар Башкортостана в 1920-е – 1930-е гг. гг. сохранялся повсеместно, выплата калыма продолжалась, как и другие обычаи. В некоторых семьях происходила замена термина калым/калын на арабское мәһәр, который является денежным или материальным эквивалентом, устанавливаемым родителями невесты и выплачиваемым стороной жениха во время проведения обряда Никах. Изменения были обусловлены выходом «Постановления Совета Народных Комиссаров РСФСР о дополнениях Уголовного Кодекса для Автономных республик» от 27 ноября 1924 г., в котором вводится уголовное преследование по следующим нарушениям: похищение невесты; уплата калыма (выкуп за невесту) скотом, деньгами или другим имуществом: двоеженство и многоженство. Признавая наличие традиционных ритуалов, правительство пыталось их искоренить.

Полевые материалы известного казанского исследователя традиционной культуры различных территориальных групп татар Ф.Л. Шарифуллиной также свидетельствуют о сохранении выплаты калыма. Она выявила, что на мәһәр клали 40–100 рублей, говорили о «тән сатуы» – «продаже тела». Последний термин свидетельствует о сохранении традиционных элементов и о патриархальной зависимости молодежи от своих родителей.

В 1940-е – 1950-е гг., тяжелое военное и послевоенное время ухудшения условий жизни, обнищания людей, отсутствия времени, средств и возможностей для проведения традиционного обряда, способствовало увеличению таких форм брака, как похищение невесты и женитьба убегом. (В довоенные годы они были редкими и вызваны протестными настроениями в среде татарской молодежи, не желающей мириться с патриархальными устоями.). В таком случае проводился лишь религиозный ритуал.

В случае проведения обычной свадьбы сватовство обрело символический характер, так как выбор делали сами молодые, но проводилось как дань традиции, чтобы подчеркнуть значимость происходящего события. В качестве посредников выступали не «профессиональные» сваты, а острые на язык люди (сосед, отец или мать жениха, брат, друг). После «получения» согласия родственники роднящихся сторон обсуждали организационные моменты проведения обряда никах и свадьбы. В северо-западных районах случалось и так, что после посещения сватов жених в этот же день перевозил невесту к себе в дом, где читали никах (Краснокамский р-н, с. Актанышбаш). Другим моментом является перенос застольной части свадьбы либо отказ от нее.

В северо-восточных районах РБ наблюдалось сохранение традиций выплаты калыма (калын), размеры которого определялись после неоднократного прихода сватов (яучы, димче) и «торговли», как это было принято в конце XIX – начале XX в. Сохранился также такой архаичный элемент или период свадебной обрядности татар, как кияүләп йөрү (период тайного посещения невесты). Практиковалась баня для молодых, обычай прислуживать невесте за гостями. Никах читали в присутствии только родителей жениха и невесты и их родственников, невеста и жених при этом отсутствовали. Приход сватов сопровождался вручением им платка в знак согласия на брак со стороны невесты.

В 1960-е – 1990-е гг. нововведения в свадебном обряде татар, как и других народов, были связаны с Постановлением Совета Министров РСФСР № 203 от 18.02.1964 «О внедрении в быт советских людей новых гражданских обрядов». Согласно этому документу был разработан новый сценарий ритуала, проводимый во дворцах и домах культуры, театрах, залах заседаний. С этих пор стали практиковаться свадебные белые платья с фатой, европейский костюм, кольца – символы советской свадьбы.

«Советская» форма проведения свадьбы изменила некоторые понятия, например, сговор и помолвка (аклашу). Сговор – это когда жених чаще всего с другом спрашивал согласие у родителей невесты на брак с их дочерью. Помолвка – после сговора молодые отправляются в ЗАГС для подачи заявления, нередко вместе с родственниками и друзьями, представителями общественных организаций и администрации с места работы молодых. В этот же день проводили свадебное застолье и никах, на которые приглашали родственников и друзей.

Сохранялось сватовство, период кияүләп йөрү, показ молодой источника воды – су юлы, обрядовая баня, ритуал переезда невесты в дом жениха с ритуалом кыз төшерү (переезд невесты), который ранее не проводился в силу упрощения всего свадебного обряда в военные и послевоенные годы. Новыми стали испытания жениха перед домом невесты; поездка в ЗАГС на украшенных лентами, шарами, цветами, кольцами, куклами автомобилях; посещение памятных мест и достопримечательностей того или иного селения; застолье (туй) в квартире, кафе, столовой или ресторане. Вечером молодые заезжали в сельский клуб, где их поздравляли односельчане и для молодежи устраивали танцы. На стороне жениха проводилось застолье для старшего поколения – картлар туе, часто без спиртных напитков, с подачей традиционных блюд. Также в основном на стороне жениха проводили кызыл туй, в котором принимало участие молодое поколение, устраивало танцы, песни, поздравления и вручения подарков.

Первая брачная ночь традиционно проходила на стороне невесты в отдельном помещении (комната, чулан дома или клеть, летний дом или амбар). Брачную постель готовило специально назначенное лицо – замужняя, имеющая детей близкая родственница невесты, соседка либо сноха. Она готовила чыбылдык – постель, снизу, сверху и сбоку покрытая тканью, чтобы нечистая сила не помешала молодым. После готовности постели дружка стрелял из ружья под кровать, чтобы отогнать чертей.

Антирелигиозная политика способствовала отказу части молодежи от никаха либо его проведению тайно, в присутствии самых близких родственников. Молодые нередко не принимали в нем участие в виду того, что состояли в партии или комсомоле, или были заняты на работе. По исследованию Р.К. Уразмановой, у татар к 1970-м гг. почти исчез термин «никах туе», вместо него стали говорить «ололар туе» или «картлар туе». Приглашались близкие родственники старшего поколения, и проводилось религиозное оформление брака – никах с угощением и раздачей подарков. Юридическое закрепление брака стало проводиться в органах ЗАГСа, в сельских советах. По полевым материалам, без никаха не жили, особенно в сельской местности, основным гарантом его проведения являлось старшее поколение.

В советский период появляется новый вид свадебного обряда – комсомольско-молодежная свадьба. Она организовывалась «для культурных и образованных» людей, например, учителей и партийных работников, в клубе силами руководства села. Председатель колхоза, парторг и иные лица выступали с речами и вручали подарки. Молодые обменивались кольцами, фотографировались. О важном событии сообщали газеты. После этого, как правило, проводилась традиционная свадьба для близких и родственников.

Период с 1990-х гг. и по сей день характеризуется не только изменением структуры свадебного обряда, «вычеркиванием» отдельных ритуалов, но и возрождением традиционных и появлением новых обычаев, во многом из западной культуры. Изменились функции участников ритуала и отношение ко многим традициям. Наставления муллы заменяют родственники старшего поколения. Невинность невесты не является предметом публичного обсуждения и порицания. Протыкание блина или разрывание чыбылдык в случае порочности невесты, как было раньше, ушли в прошлое, но все же брачное ложе по традиции застилается белыми покрывалом и простынями, а также обязательно дарят подарки тому, кто готовил брачную постель.

Сохранились обычаи в сельской местности топить молодым баню (мама невесты, тетя, жена брата или соседка) и оставлять подарок или деньги жениха тому, кто топил баню. Новобрачных после банной процедуры угощают блинами или оладьями. Приехавшему за невестой жениху чинят испытания, родственники невесты требуют подарки (мальчикам складные ножики, девочкам – бижутерию).

Количество привезенных подарков и продуктов должно быть четным: «раздавали заранее приготовленное количество подарков, обязательно парлап (парами)». К слову сказать, четное количество, будь то приглашенных гостей, либо привезенных блюд, либо объездов деревни невесты или даже выпитых чашек чая в свадебном обряде татар, имело глубокое сакральное значение. Символизируя объединение двух молодых людей и пожелание им долгой совместной жизни, данное верование сохраняется фактически во всех элементах свадебной обрядности татар.

Помимо подарков, в обозе с приданым везут различные угощения: как знак уважения, гостеприимства у принимающей стороны, богатства и щедрости со стороны невесты. Также невеста везет с собой два ведра, которые обязательно должны быть полными, чаще всего с крупой и нарезанной самой невестой лапшой. Приезд новобрачных в селе жениха сопровождается перекрыванием дороги с целью получения выкупа, разбрасыванием конфет, монет прежде всего для детворы. Стрельба из ружья, как было прежде для отпугивания злых сил, увязавшихся за свадебным поездом, запрещена властями. С точки зрения отпугивания и запутывания злых сил можно рассматривать промежуточную остановку свадебного поезда недалеко от деревни жениха, а также объезд деревни 1–3 раза по ходу солнца.

Невесту в доме мужа встречает свекровь и/или близкая соседка либо жена брата. Выходя из машины, невеста обязательно должна была встать ногами на подушку, как это было раньше, но нередко уже у порога дома. По наблюдению Э.В. Камалеева, в с.Денискино Федоровского района РБ свах от ворот вносили на руках, каждая входила, наступая на подушку. В ряде населенных пунктов сохраняется (восстанавливается) традиция одаривания живностью (телка, овца, ожидающая приплода), которую подводили к невесте во время ее приезда. Затем свекровь дает отведать невесте ложку меда и масла, где мед олицетворяет сладкоречивость, а масло – мягкость в обращении с другими. Под влиянием русских преподносят также каравай хлеба, который они должны были вместе съесть или откусить. Как и у башкир, на свадьбе проводится ритуал выкупа приданого невесты. С момента отъезда из дома невесты на сундук с приданым усаживался младший брат невесты либо кто-то из родственников, который отдавал лишь после шуточного торга сторон.

Жених вносит невесту в дом на руках. По традиции в доме жениха молодая в первую очередь вешает полотенце как символ хозяйственности и жизненного пути. Она повязывает платок и фартук, начинает готовить стол для совместного чаепития. В то время, пока родственники жениха ожидают прихода всех гостей, невеста наряжает дом мужа привезенными предметами – занавесками, скатертями и т.д. После небольшого застолья молодую ведут к источнику воды или ближайшему колодцу – су юлы. Дорогу к источнику показывает сестренка мужа или молодая родственница, которая в ответ получает подарок. По традиции невеста бросает в воду монету, чтобы задобрить духа воды, а затем наполняет ведра. Коромысло с полными ведрами несет сама невеста, хотя все чаще ее подруга, что означает утрату семантики данного обряда как проверки хозяйственности и аккуратности молодой. Под пение песен и звуки гармони процессия возвращается в дом жениха, где принесенную воду продают родственникам. Из нее невеста готовит суп из лапши, которую также привезла ранее с собой. Вечером начинается свадьба для молодежи с танцами, пением песен, играми. (В традиционный период они были под запретом.

Место фиксации ОНКН

Современное бытование

Бытование и воспроизводство традиций в ареалах компактного расселения татар.

Историческое бытование

Татарские селения Республики Башкортостан.

Техники и технологии

Свадьбы организуются коллективом родственников с учетом местных традиций при обращении к профессиональным музыкантам, тамаде, фотографам и пр. Этнические обычаи используются при пошиве и декорировании свадебной одежды, приготовлении свадебных блюд, сундука.

Сведения об особенностях

Состояние бытования

Наблюдается возрождение некоторых традиционных элементов свадебной обрядности татар, которые дополняют и не противоречат новым формам. Современные элементы свадебной обрядности татар в сельской местности являются преобладающими. Проведение традиционных элементов, а также обязательное участие в них молодоженов воспринимаются молодежью как незыблемые основы духовной жизни их предков и старшего поколения.

Исключительность/Ценность

Представляет собой уникальное явление, которое важно для сохранения этнокультурных традиций.

Способы передачи традиции

Передается из поколения в поколение с учетом меняющихся социально-экономических условий.

Форма бытования

Аутентичная

Этнологический аспект

Современная татарская свадьба включает немало элементов, заимствованных из западных культур (lоve story, флэшмобы с участием молодоженов и их друзей-подруг, выездная свадьба, закрепление замка на мосту молодоженов), русской культуры (преподнесение невесте каравая хлеба, посыпание ее монетами и конфетами, песни), башкирской культуры (бишбармак, «борондок әти / әни). Сохранились обычаи советского времени (возложение молодыми цветов к памятникам). Вместе с тем, заимствованные из других культур обычаи сосуществуют, но не вытесняют национальные традиции. В условиях общественной актуализации этнического фактора происходит возрождение прежних традиций.

Исторический аспект

Р.Г. Кузеев указал, что в процессе тесных контактов с башкирами, русскими, чувашами, марийцами, удмуртами, мордвой и другими народами сформировалась особая группа приуральских (уфимских) татар со своеобразной региональной культурой. Особенностью приуральских (уфимских) татар является ассимиляция ими части башкир, тептярей, мишарей, что способствовало неустойчивости национального самосознания у населения, особенно на западе и северо-западе Башкортостана, и привело к абсорбции многих традиций.

Социологический аспект

Сохранность этнических традиций обусловлена компактным проживанием значительной части татарского населения на территории Республики Башкортостан, прежде всего в центральной, западной и северо-западной частях республики. По переписи 2010 г., из 1009295 татар (25,4% населения республики) в сельской местности проживает 387109 чел. (38,4%). С каждым годом различия в проведении сельской и городской свадьбы нивелируются.

Лингвистический аспект

Многие традиционные термины, связанные со свадебной обрядностью: туй, кияүләп йөрү, калын, димче и другие являются общими с башкирами и некоторыми другими тюркскими народами, что является свидетельством этногенетических и этнокультурных связей.

Сведения о действиях над ОНКН

Республиканский центр народного творчества Министерства культуры Республики Башкортостан, Дом дружбы народов РБ, национально-культурные общества татар Башкортостана проводят комплекс мероприятий, направленных на сохранение, возрождение и развитие этнических традиций татар, в том числе свадебного обряда.

Сведения об особенностях распространения и использования ОНКН

Источники сведений

  • Давлетшина З.М. Татарское население Башкортостана: этнодемографическое исследование. Уфа: Гилем, 2001. 201 с.
  • Камалеев Э. В. Приуральские татары: свадебный обряд в динамике от традиций к современной общероссийской модели // Этнокультурные процессы на Южном Урале в XX – начале XXI вв. / Ф.Г. Галиева, Р.Р. Садиков, Е.Е. Нечвалода и др.; отв. ред. Ф.Г. Галиева. Уфа: Своё изд-во, 2015. С. 23–29.
  • Камалеев Э.В. Свадебный обряд татар Башкортостана (сохранение традиций в условиях трансформации общества в конце XIX – начале XXI в.). Дис. … канд. ист. наук. СПб., 2013.
  • Камалеев Э. Институт посаженных родителей в свадебной обрядности // Этносы и культуры Урало-Поволжья: история и современность. Уфа, 2012. С. 54–57.
  • Карпухин И.Е. Свадьбы в Башкортостане на стыке тысячелетий. Уфа: Гилем, 2009. 480 с.
  • Мурзабулатов М.В. Брак и семья в Башкортостане. Уфа: Гилем, 1999. 167 с.
  • Сафина Ф.Ш. Особенности ткачества приуральских татар // Приуральские татары. Казань, 1990. С. 64071.
  • Семейный быт народов СССР / отв. ред. Т. А. Жданко. М.: Наука, 1990. 520 с.
  • Семья и семейные обряды у народов Средней Азии и Казахстана / отв. ред. Г. П. Снесарев. М.: Наука, 1978. 215 с.
  • Тульцева Л.А. Современные праздники и обряды народов СССР. М.: Наука, 1985. 192 с. (Сер.: Страны и народы.)
  • Уразманова Р.К. «Мусульманские» обряды в бытовой культуре татар: этнография этнического в эпоху глобализации // Современная татарская нация: концептуальные исследования. Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2007.
  • Черемшанский В. М. Описание Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом, этнографическом и промышленном отношениях. Уфа, 1859. 472 с.
  • Черных А. В. Народы Пермского края. Культура и этнография. Пермь: Пушка, 2007. 296 с.
  • Шарифуллина Ф.Л. Этнокультурные связи татар и башкир по материалам свадебной обрядности // Этнос. Общество. Цивилизация: Кузеевские чтения. Материалы международной научно-практической конференции. Уфа, 2006. С. 103–105.
  • Этнотерриториальные группы татар Поволжья и Урала и вопросы их формирования. Историко-этнографическ5ий атлас татарского народа / ред. Р.К. Уразманова, Н.А. Халиков. Казань: ПИК «Дом печати», 2002. 248 с.
  • Якупов Р.И. Татары // Народы Башкортостана. Уфа, 2002. С. 113–172.

Лица, имеющие отношение к ОНКН

Камалеев Эльвир Винерович, кандидат исторических наук, исследователь татарского свадебного обряда в Башкортостане.

Организации, имеющие отношение к ОНКН

Республиканский центр народного творчества Министерства культуры Республики Башкортостан.

Автор-составитель анкеты

Галиева Фарида Габдулхаевна, доктор филологических наук, кандидат исторических наук.