РБ, г. Уфа, ул. Зайнаб Биишевой, 17/2 +7(347) 289-62-00 - приемная contact@bashmusic.net

Этнокультурная принадлежность:

Чуваши

Категория объекта:

Традиционные народные костюмы

Анкета утверждена

23.09.2020

Номер объекта:

05-001

Ключевые слова:

У чувашей Башкортостана сформировалось два этнолокальных костюмных комплекса: 1) Прибельской группы (бассейн верхнего и среднего течения р. Белая в южной и центральной части Башкортостана); 2) Приикской группы (бассейн р. Ик и ее притоков: северо-западные и юго-западные районы РБ – Чекмагушевский, Шаранский, Ермекеевский, Белебеевский, Бижбулякский, Миякинский, а также Бавлинский район Татарстана и Абдулинский район Оренбургской обл.). Они сложились в XVIII-XIX вв. на основе традиций, бытовавших на исторической родине, при этнокультурной общности и влиянии башкир (головной убор хранцус тутри – аналог «французского платка», нагрудник сухал, однотипным башкирским украшениям муйынса, hakaл, кафтан йелен и др.).

Описание

В публикациях XVIII – начала ХХ вв. (П.И. Рычков, В.М. Черемшанский, Н. Литуновский и др.) имеются фрагментарные упоминания о костюме чувашей Башкортостана. В первые десятилетия ХХ в. появились историко-краеведческие работы Г.И. Комиссарова. Во второй половине 20-х – начале 30-х гг. ХХ в. определенную лепту внесла Чувашская секция при Обществе по изучению Башкирии во главе с краеведом и этнографом П.А. Петровым-Туринге. В 60-х гг. XX в. чувашский этнограф Л.А. Иванов выявил особенности женского и мужского костюмного комплексов на рубеже XIX–XX вв. В 80–90-е гг. XX в. этнограф Г.Б. Матвеев выявил локальные особенности и иноэтнические заимствования в костюмах чувашей Башкортостана и Оренбуржья. Этнограф и искусствовед Г.Н. Орков изучил историю изучения чувашского костюма и собирания коллекций, показал развитие мужской и женской одежды, отметил черты сходства с одеждой чувашей на основной территории расселения, а также местные особенности и иноэтнические заимствования в костюме приикских чувашей. Ценные сведения относительно общей характеристики одежды чувашей Башкортостана, а также ее локальных комплексов имеются в работах И.Г. Петрова, Е.А. Ягафовой, В.В. Медведева. Результаты исследований и собирания чувашских коллекций изложены в серии монографий, иллюстрированных альбомов и музейных каталогов. В том числе научно-художественное издание «Чувашский костюм от древности до современности» (2002).

Коллекции одежды чувашей хранятся в Российском этнографическом музее (собиратели И.Н. Смиронов, колл. 176) С.И. Руденко, колл. 2845, 2846, В.П. Шнейдер, колл. 901, С.А. Авижанская, колл. 7894), а также в музеях г. Уфы: Национальном музее РБ, Музее археологии и этнографии ИЭИ УФИЦ РАН, в Юматовском этнографическом музее, в Белебеевском, Стерлитамакском, Туймазинском, Бижбулякском историко-краеведческих музеях, в Доме-музее К.В. Иванова, в школьных музеях чувашских селений. Небольшую коллекцию по костюму башкирских чувашей имеет в своих фондах Национальный музей Чувашской Республики.

Костюмы прибельских и приикских чувашей прошли схожий исторический путь развития, но они имеют отличия в технологии изготовления и способах декорирования. Включают туникообразную рубашку (кěпе), которая раньше шилась из белого холста, а со второй половины – конца XIX в. из пестряди. Рубаха у женщин богато и разнообразно украшалась вышивкой, подвесками, и носилась со штанами с широким шагом. Верхняя одежда представлена легким суконным кафтаном (йелен) летом, поддевкой (сахман) осенью и весной, шубой из овчины (керек) зимой. До замужества девушки носили шлемовидные шапочки, расшитые бисером и монетами (тухъя); замужние женщины – шапочки в форме цилиндра или усеченного конуса, украшенные цветным бисером и серебряными монетами (хушпу), длинные полотенцеобразные уборы с украшенными концами (сурпан). Мужской костюм состоял из белых холщовых или пестрядинных штанов и рубахи-косоворотки, тканого пояса, валяной шляпы, лаптей с онучами или сапог.

Прибельская группа. После переселения чувашей здесь бытовали привнесенные с исторической родины белохолщовые рубахи с вышитыми нагрудными медальонами (кěскě) и с вертикальными красными нашивками вдоль швов. С 70–80-х гг. XIX в. получили распространение рубахи из белого холста с парными нагрудными медальонами (сунтӑх) ромбовидной формы, которые по центру и по верхнему краю декорировались растительным орнаментом, выполненных шелковыми нитями красного цвета. На этих рубахах присутствовали также красные нашивки вдоль швов. Спереди они доходили до нагрудных медальонов, а сзади до уровня лопаток. Первоначально их делали длинными от плеч до подола, а затем они стали укороченными. Изменилось также оформление наспинной части рубахи, имеющей треугольную форму. В центре и по краям треугольника способом аппликации из кумача женщины стали делать небольшие накладные узоры в виде равнобедренного и прямоугольного треугольников.

С конца XIX в. среди прибельских чувашей вошли в моду рубахи из пестряди туникообразного кроя со вставными боковыми клиньями и прямыми рукавами. К подолу рубахи пришивалась широкая оборка (аркă) из ситца или сатина, красного, бордового или синего цвета. В северной (кармаскалинской) подгруппе прибельских чувашей нижняя широкая оборка была многоярусной и состояла из трех последовательно пришитых воланов. На груди и на спине рубахи имелись нашивки из кумача. Как и на белохолщовых рубахах, нашивками из кумача (пӳштěр) оформлялись вертикальные швы, а также нагрудный вырез и спинка рубахи. На груди они выполнялись в виде двух симметрично расположенных ромбовидных фигур, а на спине делались в виде клина острием вниз, состоящего из полуромба (в центре) и двух прямоугольников (по бокам). Посередине нагрудных и наспинных медальонов делались небольшие глазки (куç), которые первоначально заполнялись вышивкой, а позже стали оформляться нашитыми друг на друга полосками разноцветных тканей.

Передники шились без грудки из двух отрезов холста с ткаными геометрическими узорами. К нижней кромке пришивались одна или две оборки из фабричной ткани, которые для пышности делали слегка присборенными. В первые десятилетия ХХ в. передники стали кроить из покупных тканей (ситца, сатина, шелка, атласа). Вместо тканых узоров на них появились узоры, выполненные вышивкой крестом, гладью, распространилась также традиция заполнения передников по всему полю небольшими круглыми розетками (улма), изготовленных в технике кружевного вязания или аппликации.

Женские головные полотенца (сурпан) идут в комплекте с головными повязками (сурпан тутри, пуç тутри). Они включают белое холщовое полотнище с характерной продольной красной каймой и две одинаковые концовки. В свою очередь концовки включают центральную тканую часть с орнаментом, кусок красного или разноцветного ситца и домашнего кружева. Между ними нашивались полосы яркого ситца и тесьмы. Сурпан в прибельской зоне женщины повязывали следующим образом. Сперва центральное полотнище сурпана посередине фиксировали под подбородком, затем закрепляли его на темени, после чего оба конца спускали по спине, наложив один конец на другой. Иногда нижний конец сурпана фиксировался на спине завязками передника, а верхний конец наискосок свисал вниз.

В Федоровском районе РБ наряду с традиционным способом завязывания платка пуç тутри в виде обруча получило распространение использование для этой цели хранцус тутри (французского платка) – большого красного платка с набивным орнаментом. Сперва его складывали по диагонали, затем им плотно охватывали голову поверх сурпана, а концы завязывали на затылке. Скорее всего, это является местной традицией, возникшей здесь в начале ХХ в.

Другим типом женского головного убора в прибельской зоне является мягкая шапочка полусферической формы с небольшим прямоугольным или коническим навершием (хушпу). По форме и декору она аналогична женским головным уборам других групп чувашей Урало-Поволжья. Своеобразием отличается хушпу чувашей с. Теняево Федоровского района РБ: головной убор имеет форму усеченного конуса, а вместо навершия по верхнему краю имеет полосу бисерного узорного плетения.

Женские нагрудные украшения (сурпан çакки) представляют собой пластины треугольной, трапециевидной или прямоугольной формы из кожи или войлока, на которые в определенном порядке нашивались монеты, бисер и кораллы. Поясные украшения(сарă) здесь представлены в двух вариантах. Первый из них в виде парных (двухлопастных) подвесок, распространенный в центральной части прибельского бассейна в виде парных двухлопастных подвесок из вышитых в традиционной манере кусков холста.

Нагрудные украшения из монет (тенкěллě мăййамăййа) представляли собой ожерелья в виде нашитых на кусок холщовой ткани серебряных монет, иногда бус и бисера. В центральной части прибельского бассейна украшения тенкěллě мăййа располагались вокруг шеи в форме лунницы, в Федоровском районе РБ имеют вытянутую форму, и представляют собой полосу холста или ткани, на которую в три ряда нашивались серебряные монеты. Типичным девичьим украшением является наплечное украшение в виде ажурной бисерной сетки (çуха), сплетенной из разноцветного бисера в форме округлого воротника. Обязательным элементом украшения были также раковины-каури, которые пришивались к внешнему краю ожерелья. В отличие от приикских чувашей, на них серебряные монеты не пришивались.

Особое место в прибельском комплексе чувашской женской одежды занимает комплекс костюма, который идентифицируется как верховой или вирьялский. Этот комплекс в наиболее полном виде бытует в дд. Антоновка и Косяковка, которые входят в Гафурийский и Стерлитамакский районы РБ. В состав женского костюма здесь входят белая рубаха (кӗпе) с типичными для верховых чувашей вышитыми наплечниками (холçихулçи), передник с грудкой и вышитым подолом (саппун, саппан), два тканых пояса с кистями на концах (хырӑмоли), головное полотенце (сорпан), начельник в виде узкой вышитой ленты (масмак), нагрудное украшение на кожаной или холщовой основе (тенкěллě мăйçыххи, мăйçыххи), шелковые ленты с низками бус (шӑрçа çыхиллӗ лента), поясные подвески (яркӑч). Однако в настоящее время головное полотенце (сорпан) и начельник (масмак) в указанных селениях не встречаются, но хорошо сохранились в народной памяти. Вместо них женщины пользуются фабричными платками.

 Приикская группа. До середины XIX в. основной частью женского и девичьего костюма здесь были белохолщовые рубахи (кěпе) туникообразного кроя со вставными боковыми клиньями. Имелись прямые рукава с ластовицами, красные нашивки вдоль швов, соединяющих основное полотнище с боковыми, а также декор нагрудной части в виде двух симметричных вышитых розеток (кӗскӗ) или ромбовидных нашивок (сунтӑх). Другой деталью такой рубахи была вышитая наплечная розетка ромбовидной формы (хултӑрмач). Рубахи девушек орнаментировались по-другому, на левой стороне груди из красной ткани способом аппликации нашивалась фигура ромбической формы (сунтăх) аналогичная женской, а на правой – прямая полоска с небольшим наклоном вниз. Иногда над ней девушки нашивали небольшие аппликативные фигуры в форме полуромба или прямоугольника.

Со второй половины XIX в. распространилась пестрядь в «клетку» и в «полоску» на красном, оранжевом, темно-синем или черном фоне. Появление пестряди повлияло на крой и приемы декора рубахи. Рубахи стали шить отрезными в поясе, с туникообразным верхом и широкой юбкой. Обязательной принадлежностью рубах стали оборки (итек). К остову рубахи обычно пришивали 1-2 оборки: нижнюю из той же пестряди, верхнюю из контрастной по цвету фабричной ткани. Для достижения «пышности» силуэта нижняя оборка иногда составлялась в три яруса, каждый из которых пришивался со сборами. Между оборками пришивалась горизонтальная полоса тканого узора или нашивка из фабричной ткани. В-третьих, на рубахах исчезли вышивка и продольные кумачовые нашивки вдоль швов. Горизонтальными нашивками из пестряди или ткани отделывались швы между основным полотнищем рубахи и оборками, а также подол.

Вместе с рубахой женщины носили передники (чĕрçитти) без грудки. Их шили из двух полос однотонного холста или пестряди с крупными браными узорами. К нижнему краю передника пришивали оборку из цветной ткани, а шов между ними обшивали одним или несколькими рядами нашивок из ситца или тесьмы. С распространением мануфактуры женские передники стали шить из фабричной ткани, обязательными элементами которых были оборки и нашивки из ткани, тесьмы и кружева.

Обязательной принадлежностью женского костюма был головной убор в виде полотенца с украшенными концами, состоящего из орнаментированной вставки, полос кумача, цветных лент и белого кружева(сурпан). Им женщины обертывали лицо, шею, закрывали волосы, а его концы перекидывали на спину. Один конец убора вертикально закреплялся вдоль спины, другой накладывался параллельно ему или наискосок на плечо. Чтобы сурпан держался на голове, его сверху закрепляли головной повязкой пуç тутри или сурпан тутри. По сравнению с сурпаном, она была примерно в два раза уже и короче, но имела такую же композицию и декор. Женщины им плотно обвязывали голову, на лбу делали узел, а декорированные части оставляли по обеим сторонам. При этом украшенные кружевом концы убора прятали под убор или выпускали по сторонам наподобие «рогов» или «ушей». Налобные повязки масмак представляют собой небольшие полоски белого холста с вышитым узором трапециевидной формы. К голове женщины они крепились с помощью завязок и носились поверх сурпана.

Местный тип хушпу имеет форму высокого открытого цилиндра на кожаной или холщовой основе. В центральной части он украшается несколькими рядами нашитых серебряных монет, а вверху имеет небольшую бисерную сетку с геометрическим орнаментом. Спереди на лоб опускается небольшой «козырек» плотно обшитый бисером или кораллами красного или розового цвета. Неотъемлемой частью шапки является «хвост» длиной до пояса в виде пришитой к затылочной части вертикальной полосы, украшенной вертикальными рядами монет, жетонов и узорами из бисера. Особую нарядность убору придают свисающие по бокам подвески, сделанные из бисера, бусин и серебряных монет.

У девушек праздничным и обрядовым головным убором считались шапочки тухья. В приикской зоне, как и на всей территории Башкортостана, распространение получили полусферические шапочки с навершием. В серединной части их украшали ажурной сеткой из бисера с геометрическим орнаментом. К кромке подшивали мелкие серебряные монеты, а по бокам бисерные подвески с монетами. Сверху на украшенную бисером коническую макушку пришивали свинцовые или серебряные навершия. На голове шапочки крепились с помощью прямых кожаных ремней, обшитых бисером. По мнению исследователей, подобного типа шапочки относятся к низовой традиции.

Местные варианты женских поясных подвесок сарă представляют собой две спаренные полоски холста с небольшим наложением друг на друга. По периметру они обшиваются кумачовой обшивкой, а вся их поверхность украшается многоярусной вышивкой, тканым орнаментом, нашивками из цветных тканей или тесьмы. Другой характерной деталью украшения является бахрома по нижнему краю из шерстяных нитей синего, фиолетового или черного цвета. Сарă женщины завязывали поверх рубахи и носили сзади на поясе.

В комплекс женских украшений приикских чувашей входили различные по форме украшения – шейные (мăй çыххи, тенкěллě мăййа), нагрудные (сухалкěпе умěум çакки, усуччи), бусы (шăрçа), серьги (хăлханки), браслеты (сулă), перстни (çěрě). Особый интерес среди них представляет нагрудник сухал. Первоначально он считался принадлежностью девичьего костюма, позднее вошел в состав женской одежды. Нагрудник имеет лопатообразную форму и сплошь зашивается серебряными монетами. Исследователи считают его заимствованным из башкирского костюмного комплекса и аналогом однотипным башкирским украшениям муйынса, hakaл либо результатом самостоятельного развития аналогичного по форме украшения ама, бытовавшего у южных вирьял и некоторых подгрупп низовых чувашей.

Девичьим украшением считается оплечье çуха. Оно имеет форму воротника, полностью закрывающего плечи. Поверхность украшения чешуеобразно зашивается несколькими рядами монет, нухраток, а по кромке плотными рядами бисера и розовых кораллов. По внешнему краю ожерелье украшается шаровидными пуговицами или раковинами-каури (хуртпуççи). Наспинная часть представляет собой связанные между собой низки бус, к которым пришиваются многочисленные подвески из цветного бисера.

Место фиксации ОНКН

Современное бытование

Бытование и воспроизводство традиций – на территории Республики Башкортостан.

Историческое бытование

Чувашские селения Республики Башкортостан, Бавлинского района Республики Татарстан и Абдулинского района Оренбургской обл.

Техники и технологии

Пошив элементов одежды, плетение лаптей, изготовление украшений из монет с использованием техники сверления и других техник обработки металла.

Сведения об особенностях

Состояние бытования

В наши дни традиционная чувашская одежда хранится в домах как семейная реликвия и память о своих предках и надевается по праздникам и другим торжественным случаям, особенно посвященным чувашской культуре. Аутентичный чувашский костюм используется участниками самодеятельных фольклорных коллективов наряду со сценическими вариантами, изготовленными по эскизам профессиональных художников-модельеров.

Исключительность/Ценность

Представляет собой уникальное явление, которое важно для сохранения этнокультурных традиций.

Способы передачи традиции

Передается из поколения в поколение с учетом меняющихся социально-экономических условий (материал для пошива, способы декорирования).

Форма бытования

Аутентичная

Этнологический аспект

Этническая история чувашей Башкортостана обусловила расселение в разных районах и формирование внутри выше выделенных групп еще нескольких этнокультурных вариантов. В прибельской группе выделяются северная или кармаскалинская (Кармаскалинский, Уфимский районы), центральная или ишкаинская (Аургазинский, Давлекановский, Стерлитамакский, Ишимбайский и др. районы), косяковская, южная или верхнебельская) подгруппы (Куюргазинский, Федеровский районы). В северной подгруппе основным элементом декора рукавов были вышитые наплечные ромбовидные медальоны (хултӑрмач). В южной подгруппе вдоль рукавов нашивались 2-3 узкие кумачовые нашивки; в имеющееся пространство между ними заполнялось мелкой растительной или геометрической вышивкой. Там же, в южной подгруппе в большей мере бытовали передники с грудкой. Своеобразием отличаются сурпаны в кармаскалинском «кусте» селений: к одному из краев белого полотнища сурпана в начале XX в. стали пришивать узкий волан из белого холста, ситца или кружева. При повязывании сурпана на голову волан располагался на груди и спине и выполнял дополнительную декоративную функцию.

Территориально отличался способ завязывания головных платков пуç тутри. В селениях кармаскалинского «куста» сначала женщины один или два раза складывали их по всей длине шириной в ладонь, затем узлом закрепляли на затылке поверх сурпана. Далее декорированные концы выносили вперед и укладывали на лбу друг на друга в виде обруча. Иногда узла не делали, а просто оборачивали вокруг головы, а концы повязки прятали на затылке. В селениях бишкаинской подгруппы концы головной повязки перекрещивались на лбу, а затем закладывались под убор и направлялись вниз, образуя с двух сторон своего рода «уши». Поясные украшения в кармаскалинском «кусте» бытует такой же вариант, однако в отличие от первого типа он характеризуется более вытянутой формой. Оба варианта обнаруживают близкое сходство с поясными подвесками закамских и заволжских чувашей, но отличаются от них большими размерами.

Несмотря на одинаковую технику изготовления, указанные украшения различаются своими размерами. В северной и центральной подгруппах прибельской зоны ожерелья çуха достаточно компактны и их внешний край доходит примерно до уровня плеч. В южной подгруппе данные украшения, которые называются мăй çыххи, более массивные и спускаются ниже плеч. Здесь эти украшения надевают не только девушки, но и жених и его дружки на свадьбах. По форме, размерам и принципам декора они идентичны аналогичным украшениям низовых чувашей.

Исторический аспект

Башкиро-татаро-чувашское взаимодействие происходило на протяжении нескольких столетий – в ранне-булгарское время (VIII–X вв.), период Волжской Булгарии (X–XIII вв.), Золотой Орды (1224 – нач. XVI в.) и Казанского ханства (1438–1552). После переселения на территорию Башкортостана многие чуваши приняли православие, но сохранили этнокультурные связи с башкирами. Они не сформировали единых этнокультурных традиций, а до сих пор транслируют несколько вариантов костюмного комплекса.

Социологический аспект

Сохранности костюма чувашей Башкортостана способствует их расселение преимущественно в сельской местности в прошлом и настоящем. В 2010 г. было 107450 чувашей (2,7% доли населения республики), в том числе 57,1 % проживало в сельской местности. В 1979 г. доля сельского населения составляла 66,1%.

Лингвистический аспект

Названия элементов одежды и украшений чувашей и башкир во многом схожие, что можно объяснить общностью происхождения или межэтническими взаимодействиями, принадлежностью народов к тюркской языковой группе языков.

Сведения о действиях над ОНКН

Общественными организациями и чувашскими национальными школами ставится задача сохранения и популяризации этнических традиций, в том числе костюма путем публикации научно-популярных изданий, выступлений в СМИ. 

Сведения об особенностях распространения и использования ОНКН

Источники сведений

  1. Бурдуков М. Чуваши: этнографический очерк // Уфимские губернские ведомости. 1905. № 190–194.
  2. Жакмон А. Чуваши Оренбургской губернии // Московские ведомости. 1890. №№ 45, 70.
  3. Иванов В.П. Этническая география чувашского народа. Историческая динамика численности и региональные особенности расселения. Чебоксары, 2005.
  4. Иванов Л.А. Национальная одежда и украшения прикамских и южноуральских чувашей // Ученые записки ЧНИИ. Вып. 31. Чебоксары, 1968. С. 156–181.
  5. Изучение быта чуваш (возвращение экспедиции Чувпедтехникума) // Красная Башкирия. 1929. 12 июля.
  6. Комиссаров Г.И. Население Башреспублики в историко-этнографическом отношении //Башкирский краеведческий сборник. Уфа, 1926. С. 17–30.
  7. Комиссаров Г.И. Чуваши: краеведческий очерк // Башкирский край: хрестоматия для школ Башкирии. Уфа, 1928. С. 134–136.
  8. Кузеев Р.Г. Народы Среднего Поволжья и Приуралья: этногенетический взгляд на историю. М., 1992. 
  9. Литуновский Н. Медико-топографическое описание Оренбургской губернии: Дис. д-ра медицины. М., 1878.
  10. Лойко Л.М. Коллекции по этнографии чувашей в Государственном музее этнографии народов СССР и их практическое применение // Проблемы развития художественных промыслов и народного искусства. Чебоксары, 1988. 
  11. Лоссиевский М.В. Чуваши: этнографический очерк // Уфимские губернские ведомости. 1875. №№ 48, 49, 51; 1876. №№ 1–3.
  12. Матвеев Г.Б. Национальная одежда и пища: черты общего и особенного // Чуваши Приуралья: культурно-бытовые процессы. Чебоксары, 1989. С. 58–71.
  13. Медведев В.В. Этническая идентичность верховых чувашей Башкортостана в начале XXI в. // Проблемы истории, филологии, культуры. 2012. №3 (37). С. 299–308.
  14. Минцлов С.Р. Чуваши: этнографические очерки // Уфимский край. 1911. №№ 8–9 и др.
  15. Народы Среднего Поволжья и Приуралья. Каталог-указатель этнографических коллекций Ч. 2. Тюркские народы. / сост.: Л.Л.Добрачева, А.Ю.Заднепровская, Е.Н. Котова. Л.: ГМЭ СССР, 1990. С. 24–40.
  16. Орков Г.Н. О народном костюме чувашей Башкортостана (по материалам экспедиции 1994 г.) // Чувашское искусство. Вопросы теории и истории. Вып. 3. Чебоксары, 1997. С. 148–168. 
  17. Орков Г.Н. Традиционный костюм чувашей Башкортостана // Бельские просторы. 2000. № 10. С. 136–144.
  18. Петров И.Г. Чуваши // Народы Башкортостана: историко-этнографические очерки. Уфа, 2002. С. 173–218.
  19. Петров И.Г. Чуваши: популярный очерк этнической истории и традиционной культуры. Уфа, 1994. 
  20. Петров И.Г. Чувашские коллекции // Музей археологии и этнографии: каталог музейной экспозиции Центра этнологических исследований Уфимского научного центра РАН. Уфа, 2007. С. 173–180.
  21. Петров И.Г. Этапы формирования этнической группы приуральских чувашей // Чуваши Приуралья: культурно-бытовые процессы. Чебоксары, 1989. С. 19–25.
  22. Петров И.Г. Традиционная женская рубаха (кĕпе) чувашей Башкортостана: эволюция и современное бытование // Традиционная культура народов Урало-Поволжья в условиях модернизации общества. Уфа, 2011. С. 84–108.
  23. Петров-Туринге П. Работа среди чуваш // Башкирский краеведческий сборник. 1930. № 3–4. С. 96–97.
  24. Рычков П.И. Топография Оренбургская, то есть обстоятельное описание Оренбургской губернии. Ч. 1. СПб., 1762. С. 187–189.
  25. Рычков П.И. Топография Оренбургская. Изд. 2-е. Оренбург, 1887.
  26. Сергеев Л.П. О лингвистическом ландшафте территорий поздней колонизации. По материалам «Диалектологического атласа чувашского языка» // Вестник Чувашской национальной академии. 1993. № 1. С.69–75.
  27. Сухарева И.В. Чуваши Башкортостана в XVII–XIX веках: экономическое развитие и социальная структура. Уфа, 2007.
  28. Черемшанский В.М. Описание Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом, этнографическом и промышленном отношениях. Уфа, 1859. С. 173–178.
  29. Чуваши / отв. ред. В.П. Иванов, А.Д. Коростелев, Е.А. Ягафова. М., 2017. Серия «Народы и культуры».
  30. Чуваши Приуралья: культурно-бытовые процессы / авт.: В.П. Иванов, М.Г. Кондратьев, Г.Б. Матвеев, И.Г. Петров, А.А. Трофимов, Г.Ф. Трофимов. Чебоксары, 1989. 
  31. Чувашские коллекции в собраниях Музея археологии и этнографии ЦЭИ УНЦ РАН: альбом-каталог / сост. И.Г.Петров. Уфа, 2009. 106 с. 
  32. Экспедиция по изучению чуваш: статья начальника Антропологического отряда Академии наук, профессора Баронова // Красная Башкирия. 1929. 23 августа.
  33. Ягафова Е.А. Чуваши Урало-Поволжья: история и традиционная культура этнотерриториальных групп (XVII – начало ХХ в.). Чебоксары, 2007.

Лица, имеющие отношение к ОНКН

Петров Игорь Георгиевич, кандидат исторических наук, исследователь чувашей Башкортостана. 

Организации, имеющие отношение к ОНКН

Республиканский центр народного творчества Министерства культуры Республики Башкортостан.

Автор-составитель анкеты

Галиева Фарида Габдулхаевна, доктор филологических наук, кандидат исторических наук.