РБ, г. Уфа, ул. Зайнаб Биишевой, 17/2 +7(347) 289-62-00 - приемная contact@bashmusic.net

Этнокультурная принадлежность:

Башкиры

Категория объекта:

Традиционные ремесла

Анкета утверждена

04.12.2019

Номер объекта:

03-001

Ключевые слова:

Бортевое пчеловодство («солоҡсолоҡ») – древняя форма разведения пчел, при которой пчелы поселяются в естественных или искуственно выдолбленных дуплах. История башкирского бортничества насчитывает более тысячи лет. В наше время единственным местом, сохранившим бортевое пчеловодство, является государственный биосферный заповедник «Шульган-таш», расположенный на территории Бурзянского района Республики Башкортостан, и близлежащие башкирские селения. Нетронутые массивы лесов, кочевой образ жизни башкир, произрастание превосходных медоносов – липы и клена, а также бережное отношение к традициям и истории народа помогли сохранить древний способ добычи меда. В неизменном виде этот промсысел дошел до наших дней благодаря передаче секретов ремесла внутри семьи, установлению родовых знаков на деревьях. Особая природоохранная зона и политика государственных природоохранных учреждений позволяет сохранить популяцию темных лесных пчел, обитающих в бортях, колодах и естественных дуплах.  Местом обитания этих пчел и стал заповедник на  Южном Урале.

Описание

Сбор меда диких пчел на территории Южного Урала возможно был развит еще в эпоху раннего железа. Доказательством этому предположению служат археологическая находка остатков липового меда в глиняном посуде, обнаруженная в одном из погребений кара-абызской культуры (III-II в.до н.э.), а также инвентарь бортника (топор, тесло, скобель и др.) из более позднего Бахмутинского могильника (VI-VII вв.).
 
В домонгольское время бортничество у башкирских племен, как видно, имело промысловое значение. Позже башкиры долгое время платили дань – ясак (яһаҡ) монголо-татарам, а затем Русскому государству пушниной и медом. Количество меда измерялось батманами (1 батман равен 10 фунтам). В одной из родословных (шежере) башкир-минцев говорится о ежегодной сдаче 18 батманов меда . 
В историческом плане выделяются два этапа развития пчеловодческого ремесла: примитивное пчеловодство и бортевое пчеловодство. В XVI в. – начало XVII в. приходится на примитивное бортничество, при котором человек находил в лесу дерево с дуплами и разорял его или ставил на нем свою метку (тамгу). Дуплистые деревья находили по основным признакам - грибные наросты на коре указывали на гниение в сердцевине ствола. В таких деревьях чаще всего и находили пчел. «Башкирцы весной, в мае, целыми деревнями отправляются в леса на поиски, и, разделившись партиями,   … выискивают лесины, в которых отошедший рой может поселиться…».  «Начиная с 21 июля по 6 августа постоянно собирается партия башкуртов; они разъезжают по лесу, осматривают свои затамгованные борти… Где в борти много меда – башкирец возьмет, где его мало – там оставит его нетронутым до времени… Обыкновенно к 15 августа мед везде уже повыбирается, за исключением того количества, которое необходимо оставить для зимнего пропитания пчел, остающихся в борти», - отмечается в источнике XIX в. 

В начале XVIII в., когда во всей стране наблюдается упадок пчеловодства и бортничества из-за вырубки лесов, в башкирском бортничестве отмечается расцвет. Башкиры, имеющие особенные права вотчинного земледелия, могли не исполнять указы Лесной службы России, запрещавшие бортничество как угрозу лесных пожаров.

С XVIII века начинается переход от примитивного пчеловодства к бортевому. В XVIII-XIX веках практически у каждой башкирской семьи имелись свои борти и дуплянки. Большинство пчеловодов имели 50-80 бортей, богатые – по 100. Некоторые башкиры владели несколькими сотнями бортей, и имели с них неплохой доход. «Едва ли сыщется такой народ, который мог бы превзойти башкир в пчелиных промыслах», - писал в восемнадцатом веке о достижениях местного населения в бортничестве известный географ и чиновник Петр Рычков. Также он пишет о башкирах, имеющих до двух тысяч бортей .
Башкирские бортевые пчелы отличаются повышенной ройливостью. Это качество сыграло большую роль для сохранения их популяции. В ходе многовекового эволюционного развития и естественного отбора у бортевых пчел выработались ценные качества – высокая продуктивность, уникальная морозостойкость и устойчивость ко многим болезням.
Подготовка начинается во второй декаде мая. В  большинстве случаев в дереве делают одну борть, но иногда две, очень редко – три. В Бурзянском районе еще сохранилось бортевое дерево с четырьмя бортями. Бортевики считают, что чем выше борть, тем ценнее мед. К примеру, с дерева с тремя бортями самый качественный мед можно будет собрать из верхней борти.
Главное условие привлечения пчел в дупло – это своевременное и правильное его оснащение. И необходимо провести эти работы до второй половины мая. Если заготовить борть слишком рано, то его заселяют осы, пауки, шершни, и они остаются незаселенными. Часто пустующие дупла заселяют птицы и куницы. Стенки, потолок и дно дупла выскребают, очищают от мусора и натирают душистыми травами; мятой, мелиссой. Этот старинный способ привлечения пчел в дупла применяют и сейчас. 

Заселенную борть пчеловоды осматривают всего 2 раза – весной – идет подготовка пчелиной семьи и борти к сбору меда, и осенью – для сбора меда и подготовка к зиме. Новую борть могут осмотреть летом, проверяя произошло ли заселение борти.

Весенняя ревизия проводится во второй половине мая. Проводится работа по очищению дна борти, набирают сушь из гнезда в батманы для нового оснащения пустующих жилищ, а в удачные годы (случается редко) изымают у семьи излишек меда. Всю долгую зиму пчелы скапливают пищевые отходы пищеварения (каловые массы) в кишечнике, ни разу не опорожняя его. И в первый теплый мартовский день пчелы вылетают из борти, чтобы очистить кишечник. Происходит так называемый «облет». В течение зимы пчелиный клуб поднимается к верху, вслед за убывающими кормовыми запасами. Бортевая пчела отличается исключительной зимостойкостью, и зимовку она проводит в борти, не покидая гнездо и не совершая облеты 6-7 месяцев холодного периода, и при этом удерживать до 40 мг экскрементов в задней кишке.

При сборе меда бортевики используют деревянный нож. Соты срезают неправильной формы, без рамок, поэтому отделить мед от других продуктов в сотах сложно. Из-за этого сразу после изъятия его помещают в специальную липовую посуду, которая называется батман. Такой мед всегда перемешан с воском, пергой, он обычно коричневато-зеленого цвета. Перга, состоящая из пыльцы десятков видов растений, нектар, собранный в экологически чистой местности, придают бортевому меду особую ценность. Бортевой мед уверенно можно считать экологически чистым продуктом и ценным лекарством. Ведь в нем содержится большое количество микроэлементов и отсутствуют вредные примеси. Дикий мед всегда зрелый, потому что бортевики его собирают один раз в год, в конце августа-начале октября. С одного дерева можно собрать от 7 до 15 кг меда. 

Место фиксации ОНКН

Современное бытование

В настоящее время бортничество восстанавливается и в Гафурийском, Белорецком, Ишимбайском, Мелеузовском и Кугарчинском районах Республики Башкортостан, в том числе на территории национального парка «Башкирия». Тёмные лесные пчелы, обитающие в бортях, колодах и естественных дуплах, сохранились на Южном Урале в государственном заповеднике «Шульган-Таш» площадью 22 тыс. га (создан в 1958 году), региональном природном заказнике «Алтын Солок» площадью 90 тыс. га (учреждён в 1997 году) и национальном парке «Башкирия» площадью 82 тыс. га (образован в 1986 году).

Историческое бытование

Несмотря на то, что в настоящее время данный промысел развивается и в других районах республики, истинные традиции бортевого пчеловодства сохранились только в Бурзянском районе. В числе потомственных бортевиков района необходимо упомянуть Мустафиных, Карамышевых, Галиных, Тлямбитовых, Тулумгужиных, Исянгужиных, Асылгужиных, Габитовых, Халиуллиных, Исянамановых, Ибрагимовых, Байгазиных, Сабитовых, Яманаевых, Надршиных, Утягуловых, Исламбаевых, Юлсуриных.

Техники и технологии

Для подготовки дерева к борти его верхушку обрубают. Эту работу могли сделать лишь единицы, и если верхушку обрубал мастер, то борть делали уже не дети, а внуки бортевика. Обычно, если верхушку обрубал бортевик, то дупло в нем делали уже его внуки. Верхушку обрубали не сразу, а, определив место вырубки, ошкуривали ствол на 1,3-1,5 м. Затем ошкуренный участок плотно обвязывали берестой (сейчас используют другие материалы). В таком виде ошкуренный участок оставляли на 3-5 лет. За это время ошкуренный участок становился полностью смолистым. После сруба верхушки смола не позволяла просочиться дождевым водам по сердцевине, и сдерживала процесс гниения. После сруба вершины сосну оставляли на 25-30 лет, в течение которых ствол рос в ширину. По истечении времени в сосне вырубали борть. 
 
Раньше старые мастера обучали молодых изготовлению борти на комле сосны. Такая демонстрационно-показательная борть была удобна как ученикам, которые могли в любой момент уточнить детали, так и мастерам для демонстрации своего мастерства. Борть и колода по внутреннему изготовлению не отличаются друг от друга. 
 
Изготовление борти занимает определенное время, более 2-х лет. Для дупла выбирают деревья хвойных пород: сосну, реже лиственницу и ель, шириной ствола более 60 см в диаметре (иногда до 1 метра). Деревья лиственных пород (дуб, осина, липа) выбирают крайне редко. Чтобы дерево достигло такой ширины, верхушку дерева срезают (2-3 м.), после чего оно начинает утолщаться. Так же это помогает защитить ствол от перелома во время сильного ветра. Несмотря на то, что пчелы лучше живут в борти, сделанном в сухостойном дереве, бортевики предпочитают делать борти в растущем дереве.
 
На дерево сначала наносили тамгу, а затем начинали подготовку борти. Дупло устраивали достаточно высоко – от 6-8 до 12 метров, и на стволе дерева топором делали два зарубка на высоте метра от земли для упора ногами при подъеме. Бортевики пользуются особой хитростью при изготовлении насечек: короткие шаги могут чередоваться длинными, вместо положенной правой насечки повторно вырубается левая или насечки идут винтообразно – такой способ является защитой от чужака. Все нижние сучья обрубались. Для подъема на дерево бортник использует ремень (кирәм) около 5 см шириной и 5 метров длиной. Сейчас ремни плетут из аркана, а в более ранние времена плели из лыка, а башкиры побогаче – из полос сыромятной конской кожи. Башкир закидывал ремень вокруг дерева, обхватывая им себя в пояснице, и перекидывая ремень все выше по дереву, поднимался большими рывками, делая новые зарубки для ног. Поднимаясь, бортник вырубал все нижние сучья и ветви для защиты борти от диких  животных. Дойдя до нужной высоты, он ставил подножку для ног - лянге (баш. ләнке, эләңке, возможно образовано от слова эләгеү – зацепиться, схватиться) (у Руденко С.И. – ағас аяҡ). Лянге делали вогнутой формы, чтобы она повторяла форму дерева, с зарубками по концам, за которые подставку цепляли за дерево. Становясь на подставку, он вырубал дупло нужных размеров.
 
Бортевики имеют целый набор инструментов, каждый из которых имеет свое собственное назначение: топором (балта) вырубают засечки для ног при влезании на дерево, обрубают сучья, стесывают стенки борти и должеи; теслом (бағау) углубляют и расширяют дупло; долотом (бөрөҙ) стесывают древесину с боков потолка и дна борти, окончательную зачистку внутренних стенок выполняют скобелем (йышҡы, йомро йышҡы), зачистку потолка и дна дупла – рашпилем (төрпе, төрпө). Для подъема инструментов на нужную высоту использовали аркатау (әркәтәү) – аркан для подъема инструментов. Инструменты изготавливаются кустарным способом. 
 
Посредством долота, ударяя по нему обухом топора, выдалбливается должея – узкое горлышко для осмотра борти и медосбора. Должею делают с южной стороны дерева шириной до 8-13 сантиметров, на всю высоту борти. Затем теслом (бағау) убирается мусор из дупла, и придается нужная форма и размеры (обычно около 30 см в диаметре и до 2 метров высоты). Такое дупло закрывают и оставляют на пару лет. За это время борть должна подсушиться, уйдет запах свежего дерева, так она прослужит дольше. По истечении этого времени бортевик проверяет дупло, если его все устраивает, то делает леток (кейә) – вход для пчел. Леток делают на восточной и юго-восточной стороне ствола, под углом в 90 градусов к должее, располагая на 25-40см ниже потолка борти. Для летка выдалбливают прямоугольное отверстие (4х8 см), в которое вставляют конусовидный деревянный вкладыш, так чтобы одним концом незначительно выступал из летка наружу. Для прохода пчел через леток с обеих сторон вкладыша остаются вертикальные щели шириной 1-2 см.
 
Потолок и дно борти делают с небольшим наклоном вниз, в сторону должеи. Такое устройство борти предохраняет борть от затекания в нее дождевой воды. Кроме того уклон дна наружу удобен при очистке борти весной от мусора и погибших пчел. Потолок борти имеет наклон от задней стенки вниз к должее, что позволяет зимой лучше сохранять тепло в верхней части гнезда, где сосредоточены запасы зимнего корма для пчел.
 
Должею закрывают двумя дощечками, и поверх укрывают сэрпэ (сәрпә) – веник из веток с листьями липы или березы, который зимой служит утеплителем, а летом – от солнца. На него приколачивают деревянную доску – дубовую колотушку (туҡмаҡ), который служил защитой от медведя. Либо возле летка привязывали тяжелое бревно. Медведь лапой ударял по бревну и получал ответный удар. Нескольких ударов хватало, чтобы зверь «отступил». В итоге тукмак сбивал зверя с дерева. Иногда для эффективности в бревна забивали металлические шипы. Сейчас бортевики также сверху прибивают железную сетку для защиты от куницы, дятлов, мышей.
 
Внутри борти устанавливают две горизонтальные крестовины (тағарау, тағрау): одну в верхней части борти на расстоянии 25-30 см от потолка, вторую – на 15-20 см. ниже летка. Эти две крестовины и летковый клинышек служат опорой для сотов, предохраняя от обрыва. Для привлечения пчел в дупла бортевики прикрепляют к потолку борти 6-8 кусочков воска (балауыҙ) размеров 4х10 см., которые станут основой будущих сотов. Не каждый кусочек сотов пригоден для данного использования – берут только темно-коричневые соты. А на дне борти оставляют свежую траву, которая предотвратит высыхание сот. Также бортевики знают, если перед началом эксплуатации натереть стенки борти зелеными ветками липы или осины, мятой и мелиссой, то это привлекает пчел к заселению борти.
Во время сбора меда бортевики всегда работают вдвоем: в то время как бортевик поднимается и собирает мед, его помощник подает необходимые ему инструменты. Для подъема на дерево бортевик завязывает аркатау на поясе, на плечо накидывает аркан с лянге, обхватывает кирамом ствол дерева и, перекидывая кирам выше по стволу, поднимается по дереву. Его помощник раскуривает дымарь и готовит инструменты. Дойдя до дупла, бортевик устанавливает лянге. Лянге плотно прижимают к стволу дерева, обхватывают ствол веревкой и натягивают через паз для ее крепежа. Затем веревку натягивают по стволу дерева в обратную сторону и крепят к веревке у ушка. Надежно закрепив лянге, бортевик встает на него и перебрасывает аркатау своему помощнику, который цепляет к аркану дымарь и необходимые инструменты. Бортевик подкуривает дымарем леток, убирает сетку, сырпы (веник), открывает топором нижнюю крышку должеи. Подкуривая дымарем, отгоняет пчел и открывает топором верхнюю часть должеи. Помощник цепляет батман на аркатау, и бортевик поднимает его наверх для сбора меда. Мед срезает деревянной лопаткой снизу вверх и так, чтобы между крышкой должеи и сотами должно остаться 5-6 см, иначе зимой в борти будет холодно. Укладывает соты в батман, затем спускает батман вниз на аркатау, передает его помощнику. Бортевик закрывает верхнюю и нижнюю части должеи, оставляя между ними и стенкой борти щели (0,8-1,7 см.) – они нужны для воздухообмена, - устанавливает сырпы, сетку и тукмаки. Передает помощнику дымарь, инструменты, лянге и спускается с помощью кирама. 
 
При изготовлении колоды, сверху кладут череп медведя. Местные жители верят, что череп защищает колоду от врагов, а бортевику приносит удачу. 
 
Изготовление серпе. Серпе - утепляющий веник из веток калины, березы, папоротника для поддержания тепла. При изготовлении серпе ветки накладываются друг на друга, при этом концы веток находятся посередине серпе. Новые ветки накладываются сверху так, чтобы концы были посередине, а верхушки – снаружи. Плотность веника определяется на глаз. Серпе перевязывают лыком. На месте перевязывания сначала один конец веревки пропускается через центр, затем обхватывается полсерпе, веревка пропускается через центр, затем обхватывается другая половина серпе. Потом концы веревок связываются. Серпе перевязываются лыком в трех местах – с двух концов и в центре. Такой способ крепления веревок из лыка придает серпе не округлую, а плоскую форму. Серпе обновляют ежегодно, заменяют его осенью,  во время осенней проверки борти. 
Изготовление лянге (подставка для ног). Лянге постоянного использования изготавливается из прикормлевой части березы. При этом кусок дерева вырезается не прямо, а вогнуто. Вогнутая часть будет обхватывать ствол дерева. Лянге изготавливается для конкретного человека, поэтому при вырезании основы учитываются размеры будущего человека – рост, вес. Из бруска вырезается площадка для ног. С одной стороны лянге вырезается отверстие (ушко) для крепления веревки, с другой – паз для крепежа веревки. Некоторые мастера вместо паза делают отверстие, такой лянге имеет два отверстия с обеих сторон. Затем вырезается углубление для сворачивания веревки. Затем лянге строгается рубанком, крепится веревка из лыка и сворачивается вокруг специально вырезанного углубления. Еще одну короткую веревку бортевик закрепляет у ушка.
 
Изготовление кирама. Кирам постоянного пользования служит долго (более  лет), и им пользуются несколько поколений бортевиков. Для плетения кирама используют жесткую кожу. Кожу нарезают на полоски, для плетения ремня берут 4 полоски, которые плетут на 20 см с одной стороны, затем столько же – с другой стороны. Затем соединяются все восемь полосок кожи и продолжают плести одну косу из восьми полос кожи. На конце ремня образуется петля. При плетении приходится добавлять новые полоски. Для этого на конце старой полоски и начало новой полоски делают отверстия, которые продевают друг в друга, тем самым закрепляя их. Общая длина кирама составляет 5 метров, ширина – 10 см. Необходимо постоянно обрабатывать кирам дегтем. Кирам хранят в свернутом виде, радиус такого круга составляет 14-16 см. Кирам временного пользования плетут из лыка, но он недолговечен и небезопасен. 
 
Изготовление тукмака ударного типа. Тукмак ударного типа обычно изготавливается из березы, реже из дуба. Сначала мастеру нужно найти березу с нужным наростом – капом. Таких деревьев в лесу не очень много. Ствол дерева вырубается ниже нароста. Ручка тукмака утоньшается до нужных размеров. Длина ручки тукмака составляет от 0,5 до 1 метра. Для крепежа веревки с верхней части тукмака и сбоку с помощью рашпиля выдалбливается отверстие 20-25 см. Сдвоенная веревка из лыка или кожи пропускается через сквозное отверстие. В петлю сдвоенной веревки помещается брусок, и веревка затягивается. Такой способ крепежа надежно удерживает тукмак, а также позволяет бортевику быстро сменить старую веревку, особенно если она из лыка. Тукмак привязывается к верхним сучьям так, чтобы он находился на уровне должеи.
 
Изготовление тукмака защитного типа. Тукмак защитного типа изготавливается из дуба, реже из березы. Его длина зависит от длины должеи. Тукмак должен прикрыть должею по всей длине с нахлестом 40-60 см, ширина – около 35 см. заготавливаются клинья из дуба. Ствол заготовки с помощью клинышек раскалывают пополам. С обеих сторон отмечают по 20 см, выдалбливают углубление для серпе. Убирают кору, с обеих сторон размечают по 10 см. Для крепежа тукмака в стволе дерева  верхней части тукмака с помощью рашпиля выдалбливается отверстие. Выше борти вбивается кустарно изготовленный большой гвоздь (шпиль), на который вешается тукмак. В некоторых случаях, в нижней части тукмака тоже делается отверстие, за которое оно крепится к дереву. Бортевик изготавливает рогатку из калины (терәү). При осмотре борти бортевик убирает в сторону тукмак и закрепляет его рогаткой. 
 
Изготовление батмана. Для изготовления деревянной посуды выбирается липа с естественным дуплом. Заготовка выпиливается по размеру, при этом кора не убирается. Такую заготовку оставляют на просушку на полгода. Работу начинают с определения размеров будущей посуды, на самой заготовке чертится круг по размерам посуды. С помощью долота вырезается излишняя древесина. Определяется место вставки дна, с помощью циркуля определяются размеры дна. Дно изготавливают из осиновой доски. В вырезанном круге определяется толщина дна. Дно вставляется в посуду. В верхней и нижней части посуды отмечают толщину дна, она обычно составляет 1-2 см. с помощью рубанка убирается лишние части стенок. Затем изготавливается крышка посуды. В зависимости от назначения и размеров бывают разные типы посуды: 
 
• для отбора меда из борти – күнәсек
• для перевозки меда – батман
• для хранения меда – көбө
• для приготовления медовухи (медовый хмельной напиток) – тәпән 
• для преподнесения бортевого меда как подарка – күстәнәс батман

 

Сведения об особенностях

Состояние бытования

Традиционное бытование

Исключительность/Ценность

Бортничество в прошлом имело место у разных народов и в разных регионах России. Но до наших дней оно сохранилось лишь в Бурзянском районе Башкортостана. Из-за высоких целебных и вкусовых качеств башкирский мед, особенно бортевой, пользуется большим спросом в России и за рубежом (США, Япония, Китай, Египет, страны Ближнего Востока, Германия, Казахстан и др.). Он считается одним из лучших в мире, победитель многочисленных международных выставок.
 
Сотрудники государственного природного заповедника «Шульган-таш», будучи представителями местных родов с давними пчеловодческими традициями, стараются сохранить неизменным процесс сбора меда с борти. На протяжении веков остаются прежними и инструменты пчеловода. В целях сохранения «бурзянской» пчелы на прилегающей с заповедником территории создан крупнейший в Башкортостане заказник «Алтын солоҡ» («Золотая борть»). Работает НИИ Центр по пчеловодству и апитерапии с Республиканским центром народной медицины и апитерапии.

Риск исчезновения

Традиции бортевого пчеловодства сохранились только на территории Бурзянского района. Несмотря на принятые государством меры, исчезновение генофонда дикой пчелы по причине болезней и природных аномалий ставит под угрозу сохранение бортевого пчеловодства. 

Способы передачи традиции

Передается из поколения в поколение естественным путем при бытовании в традиционной среде.
В последние десятилетия преемственность рушится, таких семей остается все меньше, и традиции бортнического пчеловодства находятся под угрозой.

Форма бытования

Аутентичное бытование

Этнологический аспект

Башкиры-бурзянцы сформировали комплекс знаний не только по бортевому пчеловодству, но и защиты бортей от посягательств медведей. У Лепехина И.И. дается подробное описание самострела (атма), изготовленного для защиты от медведя. Данная деревянная ловушка состоит из ложа (бусаға) и лучка (йәйә); внутри ложе подвижно укреплен ударник (тел), насаженный на дощечку, заменявший стрелу (уҡ) самострела.
 
Дословное описание звучит так: «Когда они приметят, что медведь несмотря ни на какия другия предосторожности посещает их борти, то делают они простую ловушку, ҡаҙы называемую. (ИЛЛЮСТРАЦИЯ). Бортевое дерево огораживают кольями (а) и оплетают оныя плетнем, оставляя отверстие шириною оршина на два в том месте, откуда медведь приходит к бортю. С одной стороны отверстия вбивают кол (b) вышиною великорослому человеку в колено, от которого в прямой линии расстоянием на сажень вбивают другой кол (с) и оба сии кола скрепляют перекладиною (d) – ситказ (сит ҡаҙы). Противу перекладины, разстоянием саженях в двух вколачивают еще два кола (e и f), между которыми кладется сырой вязовой шест (g), лучок я (ян) называемой, к концу оного (k) привязывается путо – штау (тышау). К путу прикрепляется сторожок (h) кандак (кенде), который по натянутии лука (g) настораживается в зарубине (l), сделанной на перекладе (d). С другой стороны лучка в прямой линии с перекладиною (d) и равной с нею длины укрепляется или толстая стрела или обломок копья (m). К концу сторожка привязывается тонкая веревочка (n), которая прикрепляется так же к колу, на другой стороне отверстия стоящему (о), так чтобы она не была натянута, но висела. Отверстие (рр) слегка покрывается хворостом, чтобы веревочка (q) не так была видна. И так, когда по обыкновенной своей дороге сквозь отверстие (рр) пробирается к бортю и тащит перед собою хворост и с оным зацепляет веревочку (q), от чего сторожок (h) срывается, то лук (g) своею упругостию устремляет стрелу (m), которая медведю или в бок, или грудь пронзает, от чего он иногда на месте, иногда отошед, издыхает» . 
 
П.С. Паллас также описывает подобный способ борьбы с медведем: «С большим успехом употребляют иные на деревьях натянутые некоторые снасти, которые имеют некоторое сходство со старинными стрелометательными орудиями, кои так настораживают, что если медведь полезет на дерево, то он заденет за веревочку, и заощренное бревно спустившись ударит его в грудь». Самым обыкновенным способом борьбы с медведями исследователь называет такой: «Вколачивают в ствол острые сверху загнутые ножи или железные спицы, либо вокруг всего дерева, ежели оно прямо, либо повыше изгибу, когда оно кривое. Когда медведь лезет на дерево, то обходит он сии острые спицы; а напротив того, спускаясь вниз, упадет на них, и ранен бывает в брюхо так, что обыкновенно от этого умирает». «На оба случая вколочены под деревом заостренные колья деревянные» .
Сейчас же бортевики для отпугивания медведей вешают на ветки мешки, элементы одежды, и даже грязные носки – все, что будет издавать запах человека. Также используют метод «электронного пастуха»  – огораживают места проводами со слабым током электричества.
 
Среди бортезащитных средств имеются также тукмаки ударного и защитного типа, «ежики» - доски с вбитыми в несколько рядов гвоздями. Устанавливают по 3-4 «ежика» по всему стволу дерева. Для защиты от дятла прибивают гвозди или вставляются плоские речные камни в то место, которое птица начала долбить. 
 
У башкир было распространено поверье, что черепа животных (особенно лошадиные) и рога (бараньи, лосиные), насаженные на жердь и подвешенные рядом с пасекой, обладают обережными функциями. Борти также отгораживали изгородями, на которые от сглаза (күҙ тейеү) насаживались конские черепа или рога животных; подобные обереги клались также на отдельные ульи или развешивались на деревьях . 

Исторический аспект

Бортничество как народный промысел башкир зафиксировано в записках арабского путешественника Ахмеда ибн-Фадлана в 922 году: «Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу» (А.П.Ковалевский, 1956). О промысле башкир писали исследователи, посещавшие их в период экспедиций. В раннем русском источнике XVII в. «Книге Большому Чертежу», сообщается: «А от устья р.Белыя Воложки, верх по реке Уфе, по обеим сторонам и до Аральтовы горы и далее, все живут башкиры, а кормля их мед, зверь и рыба,  а пашни не имеют» . 

Социологический аспект

В знак принадлежности бортевого дерева тому или иному человеку, башкиры наносили на ствол дерева тамгу (тамға) — знак родовой принадлежности бортевого дерева владельцу. Когда не было письменности, тамгой пользовались многие народы, у башкир она появилась в период Золотой Орды. Знаки имели законную силу и играли важную роль в вопросах регулирования юридических вопросов.
 
Бортевые деревья считались недвижимым имуществом, признавалось право собственности на землю, где росло это дерево. Родовой знак на дереве защищал от разорения не только дерево, но и владения вокруг него. Бывали случаи, когда, продавая свои владения, башкиры оставляли за собой право пользования бортями, а новые владельцы не имели право вырубать деревья. Во всех документах XVII и XVIII вв., в которых говорилось о владении вотчинными землями или сдаче их в оброк, также оговаривались правила пользования «бортными ухожьями». Как дупленицы (естественные дупла), так и борти (искусственные) являлись  личной собственностью, и нашедший дупло ставил на ней свою собственную метку.
 
Бортевые знаки наследовались от отца сыну, в неизменном виде обычно тамга доставалась самому младшему сыну. Старшие братья вводили дополнительные элементы в основной знак, сохранив основу, что указывало на родовую принадлежность владельца борти. Если учащались случаи кражи меда, то башкиры вводили практику брать с собой сопровождающего, чтобы он смог засвидетельствовать сбор меда только с собственных бортей. Иногда встречались деревья с несколькими метками. Это происходило в том случае, когда хозяин борти дарил ее по случаю знаменательного события (свадьбы, рождения ребенка), продавал или борть перешла к новому человеку после смерти хозяина. В этом случае новый хозяин прорубал свою тамгу рядом со старым. 
 
Каждый бортевой знак имел свое название и значение. Знаки подразделяются на группы, связанные с бытом и жизнедеятельностью человека, а также изображающие домашних животных, птиц, земноводных и т.д. Можно выделить метки, изображающие инструменты земледелия: вилы, грабли, серп и др.; предметы быта: коромысло, ковш, чашу, треногу; другие: стремена, подковы, узда, седло и т.п., а также знаки, характерные для букв рунической письменности. Знаки так же наносили и на инструменты бортевика и прочую утварь.
 
Тамгой обозначали не только бортевое дерево, но и то дерево, которое готовили под борть. Совет уважаемых бортевиков собирался и обсуждал, в каком месте борть будет наиболее выгодной. Причем, учитывали все факторы: расположение дерева, медоносов, чистой воды, направление полета пчел, отдаленность дерева. Толщина ствола не менее 60 см, даже больше, без болезни, трещин и гнили. Найденные дикие дупла также метились тамгами, что фиксировалось документально. Нередко возникали жаркие споры при их распределении, ведь дикие дупла хранили в себе многолетний урожай мёда.
 
Обрубая верхушку дерева, ставили тамгу и ждали несколько десятков лет, пока оно дойдет до нужной ширины. Порой приходилось выжидать до 50 лет. Возраст бортевых деревьев насчитывает более 100 лет. Его определяют по количеству колец на стволе дерева, которое распиливают после того, как оно упадет. Так, был случай обнаружения 400-летнего бортевого дерева. 
 
В этих лесах была найдена борть с тамгой рода выдающегося политического деятеля XX века,  востоковеда Ахметзаки Валиди.
 
Среди местного населения соблюдался строгий неписаный обычай: никто не имел право перекинуть свой кирам через чужую тамгу – это приравнивалось к воровству. Виновного наказывал суд старых бортевиков. Порча тамги также считается нарушением. За это преступление виновный должен был возместить ущерб в размере стоимости четырех лошадей. Если виновный украл бортевых пчел, тогда он должен был уплатить владельцу штраф в размере одной лошади. А если человек украл мед из борти, тогда он должен был заплатить хозяину штраф равнозначный стоимости коровы.  
 
Если же установить нарушителя не удавалось, тогда народ проклинал весь его род («Затың ҡороһон»). Это считалось самым страшным наказанием, виновному легче было самому понести наказание, чем весь его род пострадает. Поэтому нарушений бортевых законов не наблюдалось . 

Этнографический аспект

Мед и ремесло, связанное с ним, прочно вошли в народную медицину, закрепились в фольклоре и традиционной обрядности. Меду отводилась важная роль в свадебной обрядности. Как символ благополучия и состоятельности, мед упоминался в благопожеланиях, особенно свадебных. Так, встречая невестку у порога своего дома, свекровь угощает её медом и маслом, желая ей иметь мягкий податливый как масло характер и сладкий как мед язык: «Телең балдай татлы булһын, күңелең майҙай йомшаҡ булһын», «Ауыҙыңа бал да май, артыңа ҡолон-тай» («В рот мед да масло, за спиной чтоб были жеребята») как пожелание благополучия и плодовитости семьи. на юго-западе Республики Башкортостан говорят такое пожелание: «Йөҙөң нурлы буҫын, сүҙең татлы буҫын, бер ҡулың майҙа, бер ҡулың балда буҫын, балалары күп буҫын» (Пускай взгляд твой лучится светом, а речь твоя будет ласковой и сладкой, одна рука пусть в масле будет, а другая – в меде, ребятишек пуская много будет!). Во время обряда благословение невесты свекровь и другие взрослые авторитетные женщины рода по очереди подходят к невестке, говорят ей благопожелания, гладя ее по голове и преподнеся подарки: 
 
Түлле, түлле, түлле бул,
Бүҙәнәләй түлле бул!
Уллы бул,
Ҡыҙлы бул!
Бер ҡулың балда булһын,
Бер ҡулың майҙа булһын.
Көллөксәң тулы булһын,
Ҡаҙаның тулы аш булһын!
Будь с приплодом, будь с приплодом!
Плодовитой будь, как перепелочка!
Ты с сыночком будь,
А также с дочкой будь!
Одна ладонь в меду пусть будет,
А другая – в масле!
В подпечье будет пусть зола,
А в казане – всегда еда!

 

Благопожелания с использованием меда присутствуют и в обрядах, связанных с деторождением. После рождения ребенка повитуха, перерезав пуповину, нарекала новорожденного первым именем, смазывала ему маслом и медом губки, щечки, лобик, давала немного сладкой воды, и приговаривала: «Минең кеүек туҡ булһын, ике ҡулың май булһын, ауыҙың тулы бал булһын» (Пусть будет сытым как я, обе руки пусть будут полны масла, рот полон меда); или «бер ҡулың майҙа, бер ҡулың балда булһын» (Одна рука пусть будет в масле, другая – в меде); или «Ошо май кеүек йомшаҡ, бал кеүек тәмле бул» (Будь мягким как это масло, будь сладкоязычным, как этот мед). 6Так же принято одаривать грудного ребенка, впервые посетившего дом. Считается, что если ребенок, впервые посетивший дом, уйдет, не попробовав угощений, он затаит обиду, и даже может проклясть. Поэтому, чтобы задобрить малыша, хозяйка угощает его маленьким куском масла или медом.

Как символ благосостояния и зажиточности, мед также используют и в обрядах при постройке дома. Закладывая первую балку на сруб дома, хозяйка подвешивает на него кусок ткани с медом. Родственник, который помогает установить эту балку, забирает себе этот мешок. Хозяйка громко спрашивает: «Ни эшләйһең?» («Что делаешь?»), а в ответ: «Өрлөк һалдым» («Установил матицу»), чтобы слышали все соседи и пришли помочь.
 
В устном народном творчестве огромное множество поговорок и пословиц, связанных с медом, пчелом и пчеловодами. Вот некоторые из них:
 
• Ҡулы белгән бал ашар (Коль будешь умельцем, познаешь вкус меда)
• Бала күрмәгән – балдан ауыҙ итмәгән (Не видел детей – что не пробовал мед)
• Балһыҙ гөлгә ҡорт ҡунмаҫ, балаһыҙ йортҡа ҡот ҡунмаҫ (На цветок без нектара и пчела не сядет, в дом без ребенка счастье не поселится)
• Яҡшы һүҙ балдан татлы (Доброе слово слаще меда)
• Бала балаһы балдай татлы (Ребенок моего ребенка слаще меда)
• Бал ҡортоноң телен балсы белер (Язык пчелы знает пчеловод)
• Бал тапмаған ҡорт булмаҫ, мал тапмаған егет булмаҫ (Не нашедший мед не будет пчелой, не нашедший скот не будет джигитом).
• Балдың үҙе тәмле, ауыҙҙың һүҙе йәмле (Мед сам сладок, в речи слово сладко)
• Балың булмаһа ла, телең булһын (Меда может и не быть, язык должен быть обязательно)
• Инәнең һөтө – бал, баланың теле – бал (Материнское молоко – мед, детская речь - мед).
• Йылан ағыу тапҡан сәскәнән бал ҡорто бал табыр (Змея в цветке найдет яд, пчела - мед).
 
Мед занимает почетное место в традиционной башкирской кухне. Мед добавляют в выпечку (чак-чак, баурсак, блины с медом), молочные продукты (масло с медом – баллы май, кызыл эремсек с медом), лапша с медом (баллы һалма), сладкие блюда и напитки (медовуха, чай с медом, охлажденные напитки с медом). Башкиры нередко использовали мед в качестве консерванта. Сливочное масло, смешанное с медом, долго не портилось; в меду сохранялись кислые ягоды, медовым сиропом заливали свадебное угощение – чакчак (сәксәк). 
 
Испокон веков башкиры делали хмельную медовуху (бал, әсе бал, бал балы). Народная пословица гласит: «Бал – хәләл, араҡы - хәрәм» (Медовуха – благо, водка – отрава). Рецептов приготовления медовухи много, но самым распространенным был следующий: для закваски (сүпрә, ҡур) в небольшом количестве воды кипятили горсть шишек хмеля, слегка остудив, разводили этим отваром ячменную, просяную или пшеничную муку до консистенции жидкой кашицы и оставляли в теплом месте для скисания; после этого добавляли чашку смолотого обычного или пророщенного проса (в других случаях – пшеницы, ржи, ячменя) и немного меда; после чего закваска готовилась еще два дня. Затем в  ведре горячей воды разводили около двух килограммов меда (иногда вместе с сотами) и после того как раствор немного остывал, вливали закваску. Медовуха готовилась в закрытом деревянном бочонке в теплом месте, например за печкой, неделю или дольше. Если напиток необходимо было сохранить, в него периодически добавляли немного меда. 
 
Медовуха употреблялась во многих обрядах, особенно на башкирских свадьбах, ее пили на всех этапах проведения свадьбы. Так, начиная со встречи гостей со стороны жениха, гостей потчевали медовухой. Мужчины из деревни невесты, взяв кушанья и напитки (медовуха, кумыс, хлеб, мясо) выходили за околицу деревни или за пределы кочевки. Они встречали гостей на подходе и, остановив их, угощали на лоне природы. Обряд выпивания хмельной чаши с опущенной в нее монетой проводился в честь невесты и носил название килен аяғы эсеү. Чашу пили, передавая по кругу, а памятная монета доставалась тому, кто последним допивал напиток; за это он должен был одарить невесту подарком. 
Особое место в традиционной медицине башкир издавна занимал мед. Компрессы с медом до сих пор применяются для лечения многих кожных заболеваний, ран, фурункулов, стоматита, простуды или ангины. Башкиры считали, что принятый внутрь разведенный в воде мед помогает от головных болей, желудочно-кишечных расстройств и гастрита, бессонницы, повышает иммунитет. Возбудимым детям на ночь давали выпить медовую воду. Известны случаи излечения от ожирения с помощью меда. При сильном кашле к груди и спине больного прикладывали медовые компрессы. По сообщению Д.П. Никольского, при лихорадке больному давали пить особый кумыс, который приготовляли иначе, чем обыкновенный: наливали кумыс в бутыль, клали туда мед. Изюм, и корень какого-то растения и оставляли в прохладном месте на 2-3 дня, после чего настойку принимали внутрь» .

Сведения о действиях над ОНКН

В школах Бурзянского района преподают основы пчеловодства. Обучение проходит в рамках крупномасштабной программы «Развитие Зауралья», одним из направлений которой стало формирование системы дополнительного образования, в том числе и пчеловодства. Школьная методика разработана совместно со специалистами Башкирского научно-исследовательского центра по пчеловодству и апитерапии.

В целях сохранения бурзянской популяции среднерусской породы пчел, популяризации бортничества и пчеловодства на территории Бурзянского района с 2014 года раз в два года проводится Международный этнофестиваль «Бөрйән балы – башҡорт даны» («Бурзянский мед – башкирская слава»). 

Сведения об особенностях распространения и использования ОНКН

Источники сведений

Первое письменное упоминание о башкирах, проживающих между Волгой и Уралом, есть в «Книге Ахмеда ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 годах». Здесь есть описания верований, обычаев, нравов, а также упоминается о промысле меда: «В их лесах много меда в жилищах пчел, которые они знают и отправляются к ним для сбора этого меда».

Первые письменные работы о пчеловодстве в России, и касались они именно Башкирии, есть в статьях историка, первого члена-корреспондента Академии наук Петра Рычкова. Он опубликовал их в 1767-1769 годах в «Трудах Вольного экономического общества». 

О бортничестве башкир писал немецкий исследователь Паллас П.С.

Лепехин И.И. описывал ловушки, изготовленные башкирами против нападения медведей на борти. 

Георги писал, что башкиры «имеют хотя несколько, а иные и до двух, трех, четырех, пяти сот ульев». «Они (башкиры-ред.) также держат борти на деревах, на которые влезают по обвитой около дерева и их тела веревке, вырезают соты, и так далее» . Так же интересно описание исследователя о борьбе башкир против темной магии. Здесь упоминается: «Где держат они своих пчел, там привешивают они к дереву, для отвращения волшебных оговоров, конскую голову». То есть, существовала практика защиты борти от черной магии .
Петр Иванович Рычков упоминал о занятии пчеловодством башкир в «Трудах Вольного экономического общества».

 

Лица, имеющие отношение к ОНКН

ФИО: Руденко Сергей Иванович
Тип ответственности: Носитель 
Даты жизни: 1885-1969
Место работы/Адрес: российский и советский археолог, антрополог, этнолог, гидролог. Магистр географии (1917), доктор технических наук (1944), профессор (1919, 1950), действительный член Русского географического общества (1911), член Парижского антропологического общества (1914)


ФИО: Галин Радик Раулович  
Тип ответственности: заместитель директора по МТО и пчеловодству ФГБУ ГПБЗ «Шульган-Таш»
Место работы/Адрес: Государственный природный биосферный заповедник «Шульган-Таш»


ФИО: Ишемгулов Амир Минниахметович
Тип ответственности: исследователь, доктор биологических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, генеральный директор ГБУ «Башкирский НИЦ по пчеловодству и апитерапии. 
Место работы/Адрес: Государственное бюджетное учреждение Башкирский научно-исследовательский центр по пчеловодству и апитерапии. Адрес: 450075 Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Менделеева, 217А

Организации, имеющие отношение к ОНКН

Наименование: Государственный природный биосферный заповедник «Шульган-Таш». 
Тип ответственности: исследователь 
Адрес: Республика Башкортостан, Бурзянский район, деревня Иргизлы, ул. Заповедная, 14.


Наименование: Государственное бюджетное учреждение Башкирский научно-исследовательский центр по пчеловодству и апитерапии. 
Тип ответственности: исследователь 
Адрес: 450075 Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Менделеева, 217А.


Наименование: ГБУК РЦНТ РБ  «Республиканский центр народного творчества» Подразделение: Отдел нематериального культурного наследия
Тип ответственности: Исследователь
Местонахождение: Республика Башкортостан, город Уфа, ул. З. Биишевой

Автор-составитель анкеты